Версия для слабовидящих
logo
Муниципальное бюджетное учреждение культуры межпоселенческая центральная библиотека им. Ф.Н.Баишева муниципального района Белокатайский район Республики Башкортостан
МАЙГАЗИНСКАЯ СЕЛЬСКАЯ МОДЕЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА

Режим работы

09:00 - 17:00
Перерыв: 13:00 - 14:00
Выходной: ВС,ПН

9 февраля – 150 лет со дня рождения Всеволода Эмильевича Мейерхольда (1874-1940), русского театрального режиссера, актера, педогога

09.02.2024
Всеволод Эмильевич Мейерхольд – один из тех великих режиссёров, творчество которых определило театральный облик ХХ века. Он всей душой хотел создать новый театр, глубокий, не внешний – яркий и праздный, а затрагивающий глубинные чувства, сеющий зерна бесконечного раздумья, погружая в далекий и непонятый мир знаков и кричащего молчания. Его провокационные эксперименты в авангардном театре стали основой современного театрального искусства. Имя Мейерхольд стоит за созданием совершенно новой актёрской системы, названной «биомеханика». Именно он, по словам Евгения Вахтангова, «дал корни театру будущего».

Как и многие великие люди, Всеволод Мейерхольд ошибся в своих политических убеждениях. Его гений невозможно было вписать в рамки четкой и прямой советской действительности. Всеволод Мейерхольд всегда останется гением театра, не только на Родине, но и во всем мире. Мастер. Волшебник театра. Один из величайших творцов современного театра и его Мученик.

Вдохновленный Станиславским

Всеволод Мейерхольд родился 9 февраля 1874 года в Пензе в лютеранской семье винозаводчика Эмиля Фёдоровича Мейергольда, выходца из старинного рода немецкого рода, и его жены, балтийской немки Альвины Даниловны. При рождении будущий драматург получил имя Карл Казимир Теодор Мейергольд. Его отец и мать владели небольшим винно-водочным заводом. Эмилий Федорович был человеком крайне деспотичным и постоянно третировал членов своей семьи (жене изменял почти в открытую). В результате из дома ушел старший сын, средний стал спиваться, а младший – Карл – однажды заявил: «Такого отца я должен ненавидеть!»

Карл Мейергольд в детстве
Вместе с пятью братьями и двумя сестрами Карл получил образование дома. На карманные расходы отец давал сыновьям гроши и придирчиво контролировал их траты. В отличие от мужа Альвина Даниловна была натурой возвышенной, невзирая на скупость мужа, устраивала музыкальные вечера. Именно она приобщила детей к театру. Карл и его брат играли в любительских спектаклях. Известно, что 14 февраля 1892 года «любители драматического искусства» давали комедию «Горе от ума». Уже тогда Карл, игравший Репетилова, выделял свою сверстницу красавицу Олю Мунт, исполнявшую роль Софьи.

Но наукам в доме Мейергольдов уделялось не слишком большое внимание, поэтому в Пензенской гимназии Карла трижды оставляли на второй год. Поэтому вместо 8 лет он проучился 11 и получил аттестат зрелости 8 июня 1895 года. Тем же летом 1895 года Карл поступил на юридический факультет Московского университета, после чего совершил ряд поступков, поразивших его родственников.

Здание 2-й мужской гимназии в г. Пензе, которую окончил Мейерхольд. В этой гимназии позже учился выдающийся актёр немого кино Иван Мозжухин (здание гимназии по ул. Володарского, 5 сохранилось)
13 июня Карл Мейергольд по достижении совершеннолетия (21 год) принимает православие и берет себе новое имя Всеволод в честь Всеволода Гаршина, своего любимого писателя. Он также решил изменить немецкую фамилию «Мейергольд» на более звучную и по-русски грамматически правильную «Мейерхольд», как рекомендовала русская грамматика Грота. 25 июня отказался от прусского подданства и получил русский паспорт. В те же дни он объявляет близким о своей помолвке с Ольгой Мунт, но семья относится к этому отрицательно. Доводы вроде бы убедительны: следует подождать до окончания университета, ведь студенческие браки так недолговечны. Но Мейерхольд ничего не хочет слушать. Упрямство и взрывной темперамент достались ему в наследство от отца.

Всеволод Мейерхольд с первой женой Ольгой Мунт
В следующем году в его жизни происходят еще два важных события. 17 апреля 1896 года он женился на Ольге, и спустя год у них родилась дочь Мария. А 29 января 1896 года он побывал на спектакле «Отелло» Общества искусства и литературы. Постановка Константина Станиславского была воспринята Мейерхольдом как озарение. Он настолько проникся талантом режиссера, что бросил юридический факультет и в сентябре того же года поступил в Театрально–музыкальное училище Московского филармонического общества (ныне – ГИТИС) в класс В.И. Немировича-Данченко. На экзаменах он читал монологи с таким темпераментом, что экзаменаторы были приятно поражены и зачислили его сразу на второй курс. В этом заведении, в отличие от пензенской гимназии, Мейерхольд вскоре станет лучшим учеником.

В. Мейерхольд в молодости. 1898 г.
Первые шаги навстречу театру

Наставником Мейерхольда во время учёбы стал В.И. Немирович-Данченко. Несмотря на то, что внешне Всеволод не сильно подходил для сцены, Немирович-Данченко не мог не принять во внимание его настойчивость и прекрасное образование. Поэтому Мейерхольд был одним из первых, кому мастер рассказал о создании нового театра – Московского художественного театра – на сцене которого планировал видеть своих учеников.

После окончания учёбы в 1889 году Всеволод Мейерхольд вместе с некоторыми другими сокурсниками, в том числе Ольгой Книппер и Иваном Москвиным, был принят в труппу создаваемого Художественно-общедоступного театра (с 1902 г. – МХТ). Он сходится с революционером А. Ремизовым, который приобщает его к идеям К. Маркса. Пензенская жандармерия вносит Мейерхольда в список «неблагонадежных особ».

В первых спектаклях великого новаторского театра он играл значительные роли: в спектакле «Царь Федор Иоаннович», которым 14 (26) октября 1898 года открылся театр, он играл Василий Шуйского, в постановке трагедии А.К. Толстого «Смерть Иоанна Грозного» он сыграл самого царя Иоанна.

В. Мейерхольд в роли царя Иоанна в спектакле по трагедии А.К. Толстого «Смерть Иоанна Грозного». 1898 г.
В Художественном театре Мейерхольд изо всех сил стремился выбиться в ведущие актеры, однако это его желание не всегда находило понимание со стороны других участников коллектива. Например, в постановке «Царь Федор Иоаннович» ему сперва отводилась главная роль, он к ней готовился, но затем роль была отдана И. Москвину. Зато вскоре в легендарной постановке чеховской «Чайки» ему достается роль Треплева (сам Мейерхольд считал ее своей лучшей ролью),

В. Мейерхольд в роли Треплева, К. Станиславский в роли Дорна. Спектакль «Чайка». 1900 г.
а в 1901 году стал первым на русской сцене исполнителем роли Тузенбаха в «Трех сестрах».

Всеволод Мейерхольд в роли Тузенбаха. «Три сестры» А. Чехова. 1901 г.
Среди ролей, сыгранных на сцене МХТ – принц Арагонский в «Венецианском купце» В. Шекспира (1898 г.), Иоганнес в «Одиноких» Г. Гауптмана. Характеры Мейерхольда на сцене разнились от буффонадных до глубоко драматических. Всеволода Эмильевича можно назвать универсальным актером. Он не считал оскорблением после Гамлета играть второстепенную роль в водевиле. К нему приходит настоящая слава, фотокарточки с его изображением продаются во всех писчебумажных магазинах города. С ним сближается А.П. Чехов.

А.П. Чехов с артистами Художественного театра. Справа сидит с газетой В. Мейерхольд
И все же полного удовлетворения от пребывания в Художественном театре Мейерхольд не испытывает. Там он прошел школу психологического театра, но не принял ее. Его ждала другая дорога. У него не ладятся отношения с В. Немировичем-Данченко, и, хотя Всеволод занят в четырех спектаклях из пяти, мысли об уходе все чаще приходят ему в голову. Ситуация достигла кульминации 12 февраля 1902 года. В тот день Мейерхольд узнал, что он не включен в число пайщиков-учредителей театра. Всеволод Эмильевич, чуть не единственный из труппы, стоявшей у истоков театра, не получил ссуды от Саввы Морозова, не попал в число пайщиков строящегося здания Художественного театра в Камергерском переулке. Его гневу нет предела, и он тут же заявляет о своем уходе.

Зал Московского художественного театра после перестройки 1900-1903 гг.
В 1902 году, проработав в труппе МХТ четыре сезона, Всеволод Мейерхольд покидает театр, исчерпав в нем все вдохновение для себя. Уже тогда многие почувствовали его резкий, неуживчивый нрав. Хотя сам он публично отрицал, что причина ухода в материальных проблемах. Дальше соперничество учителя и ученика будет постоянным, хотя, возможно, не всегда очевидным.

Яичница с луком

С этого времени началась его самостоятельная режиссерская работа. Мейерхольд собрал труппу из актеров-единомышленников (большей частью – бывших студийцев МХТ) и уехал с ними в Херсон. С Александром Кошеверовым, который вместе с Мейерхольдом покинул МХТ, они решили создать собственный театр в провинции. Сезон театра «Труппа русских драматических артистов под управлением А.С. Кошеверова и Вс.Э. Мейерхольда» открылся в Херсоне 22 сентября 1902 года спектаклем «Три сестры» по пьесе Чехова. В труппу вошли И. Певцов, А. Канин, Н. Костромской, Е. Мунт (сестра его жены Ольги), А. Загаров, А. Нелидов, Н. Будкевич и др.

Всеволод Мейерхольд. 1900-е гг.
Но в начале своей режиссерской работы их совместные с Кошеверовым постановки скорее напоминали тиражирование постановок Художественного театра. Но уже здесь проявился творческий почерк Мейерхольда, который, в отличие от Станиславского, больше внимания уделял визуальной, а не психологической стороне действия. Он заставлял актёров работать над телодвижениями, а не изучать характер героев. По его мнению, актерам было необходимо шутовство и клоунада, чтобы охватить самые азы. Его постановки чем-то напоминали театр марионеток. Первое их представление в Херсоне было принято холодно, но дальнейшие гастроли завоевали «Товариществу новой драмы» определенную репутацию.

Для российской публики это было нечто совершенно новое. Немировича-Данченко после их ухода об их новой программе высказал следующее: «Какой-то сумбур, дикая смесь Ницше, Метерлинка и узкого либерализма, переходящего в сумрачный радикализм. Черт знает что! Яичница с луком. Это сумятица человека, который каждый день открывает по несколько истин, одна другую толкающих».

В. Мейерхольд. 1902-1905 гг. Херсон
В преддверии весны Мейерхольд отправил жену в Пензу, где 31 мая 1903 года родилась их вторая дочь, Татьяна. Сам же вместе с труппой выехал на гастроли – сначала в Николаев, потом в Севастополь.

С 1903 года Мейерхольд начал поиски новой театральной стилистики через разработку системы символистского театра. Огромную роль здесь сыграл Алексей Ремизов, приглашенный режиссером в театр на должность заведующего репертуаром. Но его функции были гораздо шире, нежели подбор пьес, сам он определял свою должность как «театральный пастух» или «театральный настройщик с вывертом и наперекор». Ремизов стал, по сути, интеллектуальным центром театра. Во втором сезоне долю традиционного репертуара (пьесы Островского, Чехова, Немировича-Данченко) планировалось сократить за счет новой драматургии. К постановке были намечены пьесы Ибсена, Метерлинка, Гауптмана, Шницлера, Пшибышевского. Не все эти пьесы были переведены на русский язык, и Ремизов, с помощью своей жены, С. Ремизовой-Довгелло, переводил тексты.

В Мейерхольд в роли клоуна Ландовского в спектакле «Акробаты» по пьесе Ф. фон Шентана, 1903 г.
В следующих сезонах Мейерхольд руководил труппой уже самостоятельно, поскольку Кошеверов уехал в Киев. Труппа стала называться «Товариществом новой драмы». Менялись города (Херсон, Полтава, Пенза, Тифлис), репертуар, актеры, лишь название труппы оставалось прежним. Работа театра осложнялась еще и тем, что публика Херсона не слишком приветствовала символистские эксперименты. По этой причине театр много гастролирует.

Работа шла в жестком режиме, характерном для любого провинциального театра того времени, спектакли выпускались один за другим. Времени для скрупулезного репетиционного процесса не было. Мейерхольд управлял театром, был режиссером, сыграл за сезон 44 роли. Работал много, спал по 5-6 часов в сутки. В 1902–1905 гг. Мейерхольд поставил около 200 спектаклей, театр скоро стал одним из самых ярких в России. За его работой следила театральная общественность Москвы и Петербурга.

Возвращение в Москву

В это время вырабатывалось художественное мировоззрение Мейерхольда, которое можно уверенно назвать символистским. Когда он возвращается в Москву, его художественный метод уже вполне сложился. В мае 1905 года К. Станиславский предложил ему подготовить спектакли «Смерть Тентажиля» М. Метерлинка, «Комедия любви» Г. Ибсена и «Шлюк и Яу» Г. Гауптмана для Театра-студии, который он задумал открыть на Поварской улице в Москве. Создавая Студию, он выносил свои эксперименты из стен Художественного театра. В своей переписке Мейерхольд писал: «Моя idee fixe. Благодарный за все, что дал мне Художественный театр, хочу отдать ему все мои силы!!!».

Участники Театра-студии на Поварской, возглавляемой В. Мейерхольдом (второй слева в заднем ряду). 5 мая 1905 года.
Однако Студия существовала недолго: как оказалось, Станиславский и Мейерхольд по-разному понимали её назначение. В октябре 1905 года после генеральной репетиции «Смерти Тентажиля» М. Метерлинка, Станиславский отказался продолжать эксперимент и не счёл возможным выпускать их на публику. Годы спустя в книге «Моя жизнь в искусстве» по поводу опытов Мейерхольда он написал: «Талантливый режиссёр пытался закрыть собою артистов, которые в его руках являлись простой глиной для лепки красивых групп, мизансцен, с помощью которых он осуществлял свои интересные идеи. Но при отсутствии артистической техники у актёров он смог только демонстрировать свои идеи, принципы, искания, осуществлять же их было нечем, не с кем, и потому интересные замыслы студии превратились в отвлечённую теорию, в научную формулу».

В октябре 1905 года Студию закрыли. В качестве причин назывались и материальные трудности, и революционная ситуация в Москве, и несоответствие мхатовских актеров режиссерскому замыслу. Но, вероятно, главной причиной была несовместимость творческих принципов Мейерхольда и Станиславского. Этот опыт Всеволод Мейерхольд позже описал в эссе «Театр», где среди прочего подчеркнул противоречие, которое изначально заложено в природе сцены. Но, по его мнению, в МХТ мало времени уделялось сути театра, глубинному смыслу, вложенному авторами в их пьесы, а лишь передавалась внешняя окаймовка произведений. В 1908 году Станиславский напишет: «Опять поблуждаем, и опять обогатим реализм. Не сомневаюсь, что всякое отвлечение, стилизация, импрессионизм на сцене достижимы утончённым и углублённым реализмом. Все другие пути ложны и мертвы. Это доказал Мейерхольд».

«Товарищество новой драмы» В. Мейерхольда. 1906 г. Мейерхольд – пятый слева во втором ряду.
Театр В. Комиссаржевской

Мейерхольд вернулся в Херсон, в Товарищество новой драмы, сезоны 1905–1906 гг. он проводит в Тифлисе. Однако рамки провинциального театра ему становятся тесны, и в 1906 году он принимает приглашение знаменитой актрисы Веры Комиссаржевской, увлеченной в ту пору идеями условного театра, возглавить ее Драматический театр в Петербурге. (См. заметку от 8.11.2021). (Товарищество новой драмы, перебравшееся в Кострому, возглавляет Илларион Певцов; однако с этого времени принципиально новаторских спектаклей в театре поставлено не было. В 1908 году театр прекратил свое существование).

Открытие театра состоялось 10 ноября 1906 года в новом помещении на Офицерской улице пьесой Г. Ибсена «Гедда Габлер». Однако требование Мейерхольда не разрабатывать характер, а условно (в данном случае живописно-пантомимически) передавать смысл пьесы, для Комиссаржевской было неприемлемым.

Вера Комиссаржевская в спектакле по пьесе М. Метерлинка «Сестра Беатриса». Постановка В. Мейерхольда. 1906 г.
22 ноября состоялась премьера спектакля по пьесе М. Метерлинка «Сестра Беатриса». Это был триумф и режиссера и Комиссаржевской как актрисы. Идеи и образы пьесы оказались очень близки российским настроениям той поры: монахиня Беатриса, нарушившая обет, обрела святость, потому что прошла путь страданий. Свершалось чудо: в финале грешная сестра представала Мадонной.

За сезон в Театре на Офицерской В. Комиссаржевской Мейерхольд выпустил 13 спектаклей. С Комиссаржевской Мейерхольд ставит еще два символистских спектакля: «Жизнь Человека» Л. Андреева и драму А. Блока «Балаганчик». Премьера драмы «Балаганчик» состоялась в декабре 1906 года. Спектакль напомнил зрителям об итальянской комедии масок, с ее персонажами Пьеро, Арлекином и Коломбиной. Оформление решалось в условной манере. Окно на заднике сцены было заклеено бумагой. Бутафоры освещали площадку палочками бенгальского огня. Арлекин выскакивал в окно, разрывая бумагу. Декорации взмывали вверх, оставляя сцену пустой, а в финале Пьеро – Мейерхольд обращался в зал со словами: «Мне очень грустно. А вам смешно?.

В. Мейерхольд в роли Пьеро. Позирует для художника Н.Ульянова.
Сезон в театре на Офицерской, завершившийся 4 марта 1907 года, знаменовал собой возникновение символистского театра в России. Впервые сложилась стройная структура символистского спектакля. Новое осмысление получили и пространство в целом (узкая, плоская сцена, затянутая тюлем), и декорации (живописные задники), и пластика артистов (статуарная), и музыка (тревожная, полная отчаяния), и манера произнесения текста (легкая, холодная, слова должны были падать с уст, словно капли воды на дно глубокого колодца).

Но разрыв Мейерхольда с Комиссаржевской был неизбежен: такие спектакли не нуждались в больших талантах. Актеры были марионетками в руках режиссера, живописными пятнами на ярком фоне условных декораций… Теоретический итог был подведен А. Белым в статьях под названием «Символический театр» […] Остается… убрать актеров со сцены в «Балаганчике», заменить их марионетками. Вот истинный путь театра Комиссаржевской. Но самой Комиссаржевской в этом театре нечего Делать; было бы жаль губить ее талант». Сотрудничество с Комиссаржевской оказалось кратким. При Мейерхольде в театр перестали ходить, труппа оказалась на грани разорения. Вера Фёдоровна уволила Всеволода Эмильевича. Оскорбившись, он дважды подавал в суд, однако его претензии сочли необоснованными.

Режиссер Императорских театров

С февраля по апрель 1908 года Мейерхольд организовал поездки бывших актеров Товарищества новой драмы по западным и южным губерниям. Авангард понемногу вступал в силу, и уже в 1908 году Всеволода Мейерхольда пригласили, казалось бы, в самый консервативный театр – знаменитую Александринку. Первый спектакль в Александрийском театре – «У царских врат» К. Гамсуна был показан 30 сентября 1908 года. Мейерхольд выступил здесь не только как режиссер, но и как исполнитель главной роли Ивана Карено.

Н.Ходотов (Йервен), В.Мейерхольд (Карено) в спектакле «У царских врат» К. Гамсуна. 1908 г.
Наибольший интерес вызвал спектакль «Дон Жуан» Мольера (1910 г.), который шел с неизменными аншлагами. При постановке классики Мейерхольд умел показать не только данную пьесу, но всего автора, всю его эпоху, – не только «Дон Жуана», но и весь театр Мольера, весь век короля-солнце. Вместе с художником А.Я. Головиным режиссер воспроизводил в этом удивительно красивом спектакле «воздух мольеровской эпохи».

В Петербургских Императорских театрах (Александрийском, Мариинском и Михайловском) Мейерхольд проработал до 1918 года, поставив там 21 драматический спектакль («Дон Жуан» Мольера, «Грозу» А. Островского, «Два брата», «Маскарад» Лермонтова и др.) и десять музыкальных (среди них – «Тристан и Изольда» Вагнера, «Орфей» Глюка, «Каменный гость» А. С. Даргомыжского, «Электра» Р. Штрауса).

Режиссер Императорских театров В. Мейерхольд
Именно здесь у Мейерхольда проявилась любовь к театральным машинам и зрелищам на сцене, позаимствованная из старинного театра. Грандиозные по своей масштабности постановки Мейерхольда вскоре начали появляться во всех известных театрах Петербурга. Вскоре появилась Студия на Бородинской, где регулярно проходили вечера импровизации. Там же, под вдохновением Гоцци, стали выпускать журнал «Любовь к трем апельсинам». Мейерхольд приходил домой только ночевать. Он жил тогда рядом с Мариинкой (Театральная площадь, 2). В его семье уже было три дочери. Младшую назвали Машей.

Параллельно с работой в Императорских театрах Мейерхольд поставил пьесу д’Аннунцио «Пизанелла, или Благоуханная смерть» в парижской антрепризе Иды Рубинштейн. Премьера спектакля состоялась
в Театре Шатле 20 июня 1913 года. И неистовая хореография Фокина, и фантастические костюмы Бакста подчинялись замыслу режиссера в создании некоего изысканно-трагического, пышного зрелища.

Леон Бакст. Эскиз костюма для мистерии «Пизанелла» Иды Рубинштейн.
В 1912 году в Териоках Мейерхольд поставил спектакль по пьесе испанского драматурга XVII века Кальдрона «Поклонение кресту» (двумя годами ранее он ставил эту пьесу на «Башне» у Вяч. Иванова с В. Шварсалон с роли Эусебио). Режиссёр и актёры долго искали подходящее место на природе. В имении писательницы Марии Крестовской в Молодежном нашли прекрасный сад: от дачи к Финскому заливу спускалась большая лестница – сценическая площадка. Спектакль, по замыслу, должен был идти ночью, «при свете горящих факелов, с огромной толпой всего окрестного населения». Технически идея провалилась, спектакль сыграли в помещении при свете факелов. Но суть в том, что Мейерхольд всегда хотел экспериментировать в творчестве и список его попыток можно продолжать и продолжать.

Серен де Первиль. Портрет Всеволода Мейерхольда. 1914 г
В это же время состоялся первый контакт режиссера с немым кинематографом. Поначалу он относился к кино с принципиальным пренебрежением. Это, однако, не помешало ему обогатить театр сугубо кинематографическими приемами и стать учителем главного реформатора кино 1920-х гг. Сергея Эйзенштейна. В 1915 году «Товарищество Тиман, Рейнгардт, Осипов и K°», которое выпускало фильмы «Русской Золотой серии», обратилось к Мейерхольду с просьбой попробовать свои силы в кино. К тому времени «серия» переживала полосу неудач, и участие в ней знаменитого театрального режиссера должно было, по мнению ее создателей, вновь привлечь в кинотеатры народ.

Мейерхольд в фильме «Портрет Дориана Грея». Российская империя, 1915 г.
Выдающийся кинопредприниматель Пауль Тиман предлагал попробовать свои силы в кино всем заметным театральным режиссерам с той же энергией и по тем же причинам, с какими сейчас оперные театры вербуют драматических режиссеров, в опере прежде не работавших. Станиславский и Немирович-Данченко от предложений Тимана отказались, а вот Александр Таиров свой первый фильм «Мертвец» снял, по-видимому, в том же 1915 году, что Мейерхольд – «Портрет Дориана Грея» и Борис Сушкевич – экранизацию «Сверчка на печи» Первой студии МХТ.

31 октября 1915 года Мейерхольд дебютировал как кинорежиссер фильмом «Портрет Дориана Грея» по роману Оскара Уайльда. Картина, сделанная за лето, прошла с успехом, критики утверждали, что «пока это высшее достижение русской кинематографии». К сожалению, ни одной копии фильма не сохранилось.

В. Григорьев. Портрет В. Мейерхольда. 1916 г.
Две следующие работы Мейерхольда в немом кино – законченный в 1916 году «Сильный человек» по роману Пшибышевского и начатые в 1917 году «Навьи чары» по Сологубу – и по выбранным сюжетам, и по способам их разрешения на экране продолжали те линии творчества, возможности осуществления которых в Императорских театрах были для него ограничены. В том числе Мейерхольд мог выступать и как актер, от чего фактически отказался в Александринке: в «Портрете Дориана Грея» он играл лорда Генри, в «Сильном человеке» – поэта Гурского, «не печатающего своих произведений, отдающего свое литературное наследство другому, покончив жизнь самоубийством». (Фильм не сохранился). Однако ни один из этих фильмов успехом у зрителей не пользовался.

На календаре был 1917 год. В страну нагрянула революция, а на улицах царила нищета, неразбериха, и Мейерхольд это видел. Он первым заговорил о том, что спектакль не может существовать отдельно от времени и пространства, в котором он играется, отдельно от зрителей, которые этот спектакль смотрят. Тогда в Александринском театре Мейерхольд поставил «Маскарад» Лермонтова, который он готовил долго и тщательно.

Сцена из спектакля В. Мейерхольда «Маскарад».
Лучший художник его времени, Александр Головин, нарисовал невероятной яркости костюмы, броские, пестрые, помпезные. Музыку писал композитор Александр Глазунов. По его указанию Мейерхольд использовал знаменитый Вальс-фантазию Глинки.
Мир, который был воссоздан на сцене с помощью художника А.Я. Головина, был удивительно, почти нереально красив. Но это был мир несбывшийся, обреченный, на глазах уходивший в небытие. И, выходя из зала, зритель с бала Энгельгардтов попадал на бал смерти. Премьера спектакля была показана накануне Февральской революции.

Исполнитель роль Арбенина актер Юрий Юрьев вспоминал: «Мейерхольд во время работы над «Маскарадом» — это была сама энергия, порыв и творческое увлечение работой, которое заражало всех нас, участников спектакля. Мы впервые отошли от общепринятого в то время обычая играть Арбенина как душегуба-злодея, а старались воссоздать на сцене страдающего человека с сильными страстями, который в Нине видел единственную цель и оправдание всего своего существования«.

В. Мейерхольд с участниками спектакля «Маскарад». 1917 г.
Судьбе оказалось угодно, чтобы постановка неистового авангардиста, которую он готовил 6 лет, стала последним спектаклем императорской России — «реквиемом по уходящей эпохе», как позже его пышно назвали.

Используя приемы и формы театра прошлых эпох, Мейерхольд создавал подчеркнуто современный спектакль, эмоциональным мотивом которого стало предчувствие катастрофы. Начинался конец не только для самой Империи, но для императорского театра. Поражающие в то время похороны и отпевания Нины были сродни тому, как хоронят и отпевают государство, это было целое представление:

«В последней картине пели панихиду по умершей, отравленной Арбениным Нине. Режиссер сделал из этой панихиды целое представление. Явились какие-то старушки в шубках и салопах, пел хор Архангельского… Где-то в отдалении стреляли и просили хлеба… И в этой панихиде, которой закончилось существование Императорского театра, было нечто символическое». – пишет Александр Кугель.

Несомненно, это было прощание.

А. Головин. У баронессы. Штраль. Эскиз декораций к драме «Маскарад», 1917 г.
«Маскараду» было суждено долголетие. Восстановленный в репертуаре театра в 1923 году, он затем возобновлялся в 1932-м (вторая редакция) и в 1938 году (третья редакция). Он шел и тогда, когда его постановщика уже не было в живых, без упоминания имени Мейерхольда в программах и на афишах. В 1941 году, к столетию со дня смерти Лермонтова (1814—1841), Московский театр имени Вахтангова ставит его драму «Маскарад». Именно к вахтанговскому спектаклю Арам Хачатурян написал свой ставший легендарным вальс и посвятил его исполнительнице роли Нины Алле Казанской. Не знаю, было ли у постановщика спектакля режиссера А. Тутышкина предчувствие катастрофы. Наверное, да. Премьера спектакля состоялась 21 июня 1941 года, в самый канун начала Великой Отечественной войны. Это и определило его участь: очень быстро спектакль сошел со сцены. А блокадной осенью бомба, попавшая в здание театрального склада, уничтожила почти все декорации Головина. Так, по крайней мере, говорили…

P.S. В 2014 году масштабный проект, задуманный художественным руководителем Александринского театра Валерием Фокиным, спектакль-реконструкция «Маскарад. Воспоминания будущего» открыл программу Восьмого международного театрального фестиваля в год 200-летия со дня рождения М. Ю. Лермонтова. Визуальные образы и мизансценические мотивы постановочной партитуры «Маскарада» Мейерхольда максимально точно воссоздают сценографически, музыкально и ритмически спектакль великого режиссёра. Костюмы и бутафория воссозданы по эскизам А. Я. Головина. Текст «Маскарада» зазвучал из уст героев спектакля 1917 года и был подхвачен современными артистами. И сейчас, через 100 лет, эти слова звучат для нас более чем актуально.

Сцена спектакля «Маскарад. Воспоминания будущего». Александринский театр. 2014 г.
Как сказал режиссер и худрук Александринского театра Валерий Фокин после премьеры: «Мы сейчас, как и век назад, перед началом какой-то новой истории, живем в апокалипсическое время, и эти исторические повторы, мне кажется, идеологически очень важны. Общая обстановка в мире — кризисная. То же самое было и 100 лет назад. Мы опять на рубеже…»