Версия для слабовидящих
logo
Муниципальное бюджетное учреждение культуры межпоселенческая центральная библиотека им. Ф.Н.Баишева муниципального района Белокатайский район Республики Башкортостан
МАЙГАЗИНСКАЯ СЕЛЬСКАЯ МОДЕЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА

Режим работы

09:00 - 17:00
Перерыв: 13:00 - 14:00
Выходной: ВС,ПН

13 января – 175 лет со дня рождения Всеволода Сергеевича Соловьёва (1849-1903), русского писателя

13.01.2024

Всеволод Сергеевич Соловьев – первый сын известнейшего русского историка Сергея Соловьева и брат русского философа-западника Владимира Соловьева.

Род Соловьевых в пятом-шестом поколении относился к крестьянству, затем представители этой семьи перешли в духовное сословие.
Дед писателя по отцу, священник Михаил Соловьев, благодаря дружбе и покровительству графа Федора Андреевича Остермана смог хорошо устроиться в Москве. Со временем отец Михаил дослужился до почетного звания протоиерея, что случалось тогда нечасто.

Дом Соловьевых, благодаря стараниям матери Всеволода, чей редкий ум и незаурядность привлекали к себе многих умных людей того времени, был настоящим литературным салоном:
частыми гостями салона были историки Т. Н. Грановский, П. Н. Кудрявцев, собиратель русских народных сказок А. Н. Афанасьев, братья Аксаковы, А. Ф. Писемский, Евгения Тур — мать писателя Салиаса и многие другие.
Воспитание в таком окружении послужило быстрому развитию у молодого Всеволода сильной тяги к творчеству.

В книге «Владимир Соловьев: жизнь и творческая эволюция» имеется небезынтересное замечание: «Между Всеволодом и Владимиром с ранней юности началась ожесточенная вражда. Почти мальчиками они столкнулись лбами, когда влюбились в двоюродную сестру Катю Романову.

Стоит отметить, что между братьями Всеволодом и Владимиром Соловьевыми отсутствовала особая родственная близость и не было больших богословских споров. Однако, поиски истины обоих братьев нередко проходили параллельно и в близких плоскостях, впрочем, многие их идеи на миг соприкасались, чтобы потом разойтись.
Скорее всего отношения между братьями не выходили за рамки холодной светской любезности. Единственное сохранившееся письмо писателя к Владимиру Соловьеву посвящено разрешению споров о наследстве и носит отстранено-деловой характер; в то время как письма Всеволода к своим друзьям наполнены теплотой и душевностью.

Всеволод в 16 лет пробует свои силы как поэт, а в 1870 году в журнале «Всемирная Иллюстрация» появляется его первый рассказ.

Однако писательская слава приходит только лишь после появления в «Ниве» в 1876 году его первого исторического романа — «Княжна Острожская», в котором в увлекательной манере описана эпоха борьбы православия с иезуитами.

Почувствовав после этого свое настоящее призвание, Соловьев решает всецело посвятить себя литературе, и конкретно, — историческому роману.

Вслед за «Княжной Острожской» в течении нескольких лет он один за другим создает романы и повести, становящиеся, говоря по-современному, бестселлерами.

В числе лучших из них были роман-хроника в трех частях «Юный Император», рассказывающий о малоизвестном кратковременном царствовании Петра II и последовавшей за этим ссылке князя А. Д. Меншикова;
посвященная балканской теме повесть «Русские крестоносцы»;
романы «Капитан гренадерской роты»,
«Царь-девица»,
«Касимовская невеста».

Но главным историческим произведением, окончательно прославившим романиста, становится историческая эпопея «Хроника четырех поколений», объединившая 5 романов: «Сергей Горбатов», «Вольтерьянец», «Старый дом», «Изгнанник» и «Последние Горбатовы».
Это монументальное произведение, охватывающее собою период с конца ХVIII по семидесятые годы ХIX века, потрясает своим размахом. В качестве героев эпопеи задействованы Фелица-Екатерина, императрица России, «светлейший» граф Орлов Григорий, князь Потемкин, Лев Нарышкин, граф Безбородко, император Павел I, поэт Г. Р. Державин, король Швеции Густав, и другие, менее известные исторические лица.
Именно в этом произведении Соловьев, возможно не без влияния младшего брата (хотя это почти ничем не подкрепленное мнение некоторых литературоведов), все более увлекающийся мистикой (а Владимир Сергеевич Соловьев был не только философом-западником, но и известнейшим философом-мистиком), впервые вводит элементы мистики в свой роман — в «Старом доме». Там помимо восхитительно сплетенной романтической интриги, появляются мистические мотивы, тайное общество, знаменитый архимандрит Фотий, пленявший красноречием Александра II и доводивший его до слез. По мере приближения к завершению эпопеи автор выводит на первый план не исторические лица, а простых смертных, детей своего века, выразителей его нравов. Акценты переносятся на мучительные вопросы жизни, размышления над ее внутренней загадкой.

«Хроника четырех поколений» стала прелюдией к большой мистической дилогии Соловьева: романам «Волхвы» и «Великий Розенкрейцер».
К концу 1880-х годов Всеволод Сергеевич решается «исследовать ход и развитие мистицизма в обществе и написать большой роман, где изображались бы результаты этого мистицизма, особенно характерные в конце XVIII начале XIX века».

И вот в журнале «Север», основанном Соловьевым совместно с П. П. Гнедичем, появляется сначала роман «Волхвы» (1888),
а на следующий год и роман «Великий Розенкрейцер».
Работая над этой дилогией, он провел огромнейшую работу, собирая фактический материал по оккультизму и мистике в Национальной библиотеке в Париже, изучая произведения мистиков Парацельса, Эккартсгаузена, Фламеля, Триссмегиста. Все эти материалы открыли ему новые горизонты изучаемой области. Именно поэтому портреты многих героев дилогии нарисованы несколько иначе, чем их принято рисовать, так, например, образ графа Феникса (он же Калиостро) выведен совершенно иначе, чем у, скажем, А. Дюма и его многочисленных подражателей. Чародей Калиостро представлен у Соловьева не как шарлатан, а как истинный, но сошедший с пути истинного маг, носитель завета Христова.

Можно предположить, что, приступая к созданию своей дилогии, Вс. Соловьев находился под воздействием оккультных знаний и даваемой ими силой, и об этом он собирался сказать. Первая половина «Волхвов» написана именно с таких позиций, и увлеченность автора сферой таинственного невольно передается читателю.
Но затем восхищение силой ума и обширностью познаний, вытеснивших из души главного героя, князя Юрия Захарьева-Овинова, все другие чувства и интересы, сменяется некоторым недоумением. Сам князь, чувствуя неудовлетворенность жизнью, не может понять ее причину. Потом герой осознает, что он был просто несчастлив, что жизнь подчиненная только интересам рассудка, не приносит счастья, что отраду бытия может дать только чувство глубокой любви к Богу и Его творению — человеку. Весь его путь был путем интеллектуала- безбожника, признающего в качестве мирового первоначала Безличный Абсолют. И только встреча с мудрым и чутким священником Николаем помогла ему обрести веру и внутреннюю гармонию.

Духовно-религиозный путь Вс. Соловьева условно можно разделить на несколько этапов.
В детстве под влиянием своего дедушки, московского священника отца Михаила, он с чуткостью своей души принял православную веру, которой (если судить по его письмам к Ф. М. Достоевскому) он не изменил и в юности.
В более зрелом возрасте, предположительно из-за имевших тогда место косности религиозной жизни в «государственной» церкви, он стал скоро искать «духовность» в иных сферах бытия: интересовался спиритизмом, индуизмом и буддизмом, о чем потом искренне сожалел.

Дилогию предваряет эпиграф из Первого послания к Коринфянам, где апостол Павел провозглашает приоритет любви над всеми иными сферами духа (верой, знаниями, харизматическими дарами и т.д.).
Не отрицая определенной ценности знания как такового, писатель размышляет о том, что без высокого завета любви знание теряет свою ценность. Именно в этом направлении шла духовная эволюция князя Юрия Захарьева-Овинова.

Много фактов и описаний из самой дилогии служит основанием утверждать, что святой Иоанн Кронштадтский послужил прототипом для образа священника Николая.
Также можно предположить, что изменение взглядов Вс. Соловьева отразилось в развитии мировоззрения героя, ведь автор хотел написать роман о силе человеческого знания; но постепенно изменил свой замысел. Иоанн Кронштадтский был духовником Всеволода Соловьева, и возможно именно его влияние было тому причиной.

Всеволода Сергеевича Соловьева любил и уважал Федор Михайлович Достоевский.

Еще 31 января 1873 г., в письме к своей племяннице С. А. Ивановой, посылая к ней Соловьева, Достоевский характеризует его следующим образом: «Я с ним недавно познакомился и при таких особенных обстоятельствах, что не мог не полюбить его сразу. Если б Всеволод был из обыкновенных моих знакомых, я бы к Вам не прислал его лично. Он довольно теплая душа».

Сохранились роман «Идиот» (СПб., 1874), подаренный Достоевским Соловьеву с дарственной надписью: «Всеволоду Сергеевичу Соловьеву в знак памяти от автора», и фотография Достоевского 1876 г. с надписью Соловьеву: «Дорогому Всеволоду Сергеевичу от Ф. Достоевского».

Первое полное собрание сочинений писателя было опубликовано лишь в 1917 году в Петрограде типографией П. П. Сойкина. Несмотря на смутное время, собрание сочинений Вс. Соловьева моментально разошлось — такой огромной популярностью пользовались произведения автора у российской публики.
Очерк жизни и творчества автора, помещенный в сойкинском издании собрания сочинений Соловьева заканчивается словами: «…Угас истинный поэт, художник слова, певец родной старины. Пройдут года, явятся новые баяны нашего прошлого, но внимательный и вдумчивый читатель, знакомясь с произведениями Вс. Соловьева, оценит их по достоинству, поймет, какая живая душа, благородная и чистая отразилась в них, какой беззаветной, властной любовью согреты они…» Что ж — остается только надеяться, что автор этого очерка был прав, и мы не забудем выдающихся отечественных писателей прошлых лет, и будем продолжать читать их произведения.