Версия для слабовидящих
logo
Муниципальное бюджетное учреждение культуры межпоселенческая центральная библиотека им. Ф.Н.Баишева муниципального района Белокатайский район Республики Башкортостан
МАЙГАЗИНСКАЯ СЕЛЬСКАЯ МОДЕЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА

Режим работы

09:00 - 17:00
Перерыв: 13:00 - 14:00
Выходной: ВС,ПН

День рождения барона Мюнхгаузена

11.11.2023

На Мадагаскаре, в Коломбо и Сахаре
Я всюду побывал.
Я видел белый свет.
В Гренландии, Финляндии,
Уганде и Лапландии
Вам скажут, что находчивее Мюнхгаузена нет!
Сколько путешествий, великих происшествий,
Сотни приключений и тысячи побед!
В Бенгалии и Греции,
В Австралии и Швеции
Вам скажут, что находчивее Мюнхгаузена нет!

Все мы, от мала до велика, знаем о похождениях знаменитого барона Мюнхгаузена. Но мало кто из нас догадывается, что этот герой настолько же реален, как мы с вами, он действительно существовал, и потчевал благодарных слушателей своими неимоверно «правдивыми» историями. Немецкий барон, рассказы которого о самом себе превратили его в литературный персонаж.

Итак…

Карл Фридрих Иероним Мюнхгаузен родился 11 мая 1720 года недалеко от германского Ганновера Германия и был пятым из восьми детей в семье полковника Отто фон Мюнхгаузена. О детстве славного представителя рода Мюнхгаузенов мало что известно. Знают только, что отец его умер рано, когда мальчику было 4 года и все заботы о поместье и детях легли на плечи матери.

Gerb MunhgauzenaРод Мюнхгаузенов очень древний. Считается, что родоначальником фамилии был некий рыцарь Хейно, живущий в XII веке. Все потомки славного воителя погибали по тем или иным причинам. Выжил только один, поскольку был пострижен в монахи и жил за толстыми монастырскими стенами. Вот он то и дал название фамилии Мюнхгаузен, что дословно переводится «дом монаха». Поэтому на фамильном гербе Мюнхгаузенов изображен монах с посохом в правой руке и с каким-то малопонятным предметом в левой, который одни принимают за фонарь, а другие за мешочек с книгой.

Какая связь может быть между монахом и книгой? Во все времена и во всех странах монахи были хранителями и переписчиками древних рукописей и книг, а монастыри становились своего рода закрытыми библиотеками, имевшими статус неприкосновенности.

Munhgauzen BaronНо речь не о том. Нам интересны не древние рыцари или монахи, а барон Иероним Карл Фридрих Мюнхгаузен, который и стал прототипом «того самого» широко известного барона-фантазера.

В 1735 году 15-летний Иероним Мюнхгаузен поступает на службу пажом к владетельному герцогу Брауншвейгу, сын которого в скором времени отправился в Россию в качестве, мужа юной наследницы престола Анны Леопольдовны.

К нему с родины было направлено несколько пажей. Вот так наш Мюнхгаузен попал в Россию. Это было почти сказочное время. Судите сами: настоящие немецкие принцы женились на настоящих русских принцессах. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в 1737 году молодой Иероним Мюнхгаузен оказался в России в качестве пажа в свите одного из таких принцев. Конечно, в Санкт-Петербург Мюнхгаузен въехал отнюдь не бешенным галопом и вовсе не в санях, запряженных волком, а в обычной почтовой карете. Однако случилось это действительно зимой. Так что первые фразы книжки полностью соответствуют биографии реального барона Мюнхгаузена.

Anna Ioannovna«Я выехал в Россию верхом на коне. Дело было зимою. Шел снег…». Жизнь принцев вы себе представляете: балы, обеды, маскарады. И, естественно, охота. Юный Иероним оказался страстным охотником и сохранял верность этому занятию всю свою жизнь. В России Мюнхгаузен пришелся, что называется, ко двору. Он был бравым солдатом, участвовал в походе против турок, находясь в свите герцога Брауншвейгского, за что ему был присвоен чин корнета тогдашней русской императрицей Анной Иоановной, а еще через несколько лет он получил и чин ротмистра. И когда молодого барона перевели в элитный Брауншвейгский полк, он стал щеголять в белых лосинах и синем камзоле с красной подкладкой — точь-в-точь, как его изображают во всем известном мультипликационном фильме. Мюнхгаузену удалось продвинуться по службе достаточно высоко уже при императрице Елизавете Петровне. И стали его занимать «дела более важные» чем война — охота, лошади, собаки, а уж затем и карьерный рост. А вскоре неугомонному барону пришлось жениться, в жены ему была предложена Якобина фон Дунтен. Нельзя умолчать и еще об одном ярком эпизоде из жизни нашего реального Мюнхгаузена: он видел русскую императрицу Екатерину II, которая, впрочем, тогда была еще только 15–летней принцессой Софьей. Было это в 1744 году в Риге. Мюнхгаузен командовал в это время почетным караулом, который сопровождал важный экипаж. В Латвии он прожил 6 счастливых лет. Начиная от службы поручиком в армии и заканчивая знакомством с дочкой судьи Дунте – Якобиной.

Muzey MunhgauzenaLНа этом бесшабашная молодость барона закончилась, и, подвластный ностальгии, он отправляется на родину, где ведет жизнь помещика. Сегодня там находится музей в его честь.

Как бы то ни было, но, возвратившись в Германию из России, Иероним Мюнхгаузен привез настоящую турецкую саблю, большую пенковую трубку, которой потом гордо попыхивал и, самое главное, яркие и незабываемые впечатления. Именно на этом этапе, из-за однообразия жизни в поместье, чинности и скуки, в голове деятельного Мюнхгаузена рождаются нереальные фантастические истории, якобы происшедшие с ним. Этими рассказами он и начал щедро делиться со своими многочисленными соотечественниками в своем родном городе Боденвердере, со всеми желающими его слушать…

А рассказчик он был отменный.

Барон любил читать, в его библиотеке были сотни книг о путешествиях, из которых он и черпал сюжеты для своих рассказов. На территории поместья был построен уютный павильон, стены которого украшали головы охотничьих трофеев. Именно сюда барон приглашал друзей и рассказывал о своих удивительных приключениях. Его слушали с удовольствием, поскольку немцы вообще слывут любителями удивительных историй с грубоватым юмором, их ещё называют «шванками». Популярность Мюнхгаузена, его вечеринок и застольных веселых историй росла день ото дня. А когда этим фантастическим историям не верили, барон не на шутку оскорблялся, вступала в действие его дворянская гордость. В своих рассказах Мюнхгаузен был не только смелым воином и ловким охотником, но и «серым кардиналом» при турецком, французском и русском дворах. Понятно, что все окружающие считали его неисправимым лгуном и обманщиком, в том числе и его жена.

Munhgauzen2И вот однажды … он получил очередной номер юмористического журнала «Путеводитель для веселых людей», открыл его и с удивлением обнаружил, что кто-то сделал его автором 16-ти небольших рассказов.

«Что за ерунда! – воскликнул Мюнхгаузен. — Ну, рассказывал я за бокалом хорошего вина разные истории, которые приключились со мной в молодости. Ну, мог я, конечно, приукрасить их невинной шуткой или безобидной фантазией. Но чтобы напечатать их, да еще указать свое уважаемое имя, — это уже слишком!». Бедный старик (а ему было тогда 60 лет) даже не мог предположить, что не пройдет и пяти лет, как его имя будет мелькать на обложках тысяч экземпляров книг в Англии и Германии. А ему придется выставлять охрану вокруг своего поместья, чтобы отбиться от докучливых любопытных глаз, желающих увидеть барона-враля.

Raspe1 EMА в 1785 году уже в Англии была выпущена книга «Рассказы барона Мюнхгаузена о его необычайных путешествиях и походах в России». Автором книги был земляк барона Рудольф Эрих Распе, человек известный в научных и литературных кругах того времени, был профессором древней истории, археологом, библиотекарем королевской библиотеки в Ганновере, хранителем древних ценностей и коллекции монет у одного известного ландграфа. Но, похоже, авантюристом и искателем приключений Распе был не меньше господина барона. Он вынужден был уехать из Германии в Англию, где в 1786 году вышла написанная им книга. Очевидно, он считал себя человеком серьезным, дорожил своим именем и не захотел, чтобы оно, как теперь говорят, засветилось на такой безделице, как незатейливые рассказы о бароне – фантазере. В том же году кто-то перевел книгу Распе на немецкий язык. Этим кто-то был Готфрид Август Бюргер, тоже немец и современник Мюгаузена. Он был известным поэтом, прекрасным знатоком немецкого фольклора, и когда ему в руки попала английская книжка о приключениях барона, то он, что-то убавив и что-то прибавив, перевел ее на немецкий язык. Таким образом, книжный барон благополучно вернулся на свою историческую родину, а сам Бюргер стал полноправным автором второй книги о Мюнхгаузене, где барон был представлен настолько обаятельным, что книга издавалась и переиздавалась огромными тиражами. Книга стала на то время бестселлером. В последующие годы выходили её следующие издания, а книга становилась всё толще.

Gravura DorieДоподлинно неизвестно, но есть такое предположение, что и Распе и Бюргер могли лично знать Мюнхгаузена и слышать его устные истории, бывая среди его многочисленных гостей. Так или иначе, но до конца своей жизни, ни один, ни другой так и не решились признаться в своем авторстве.

Претерпевает изменение и внешний вид персонажа. Пышущего здоровьем барона французский художник Поль Гюстав Доре изображает как худенького старичка с бородой-эспаньолкой и лихими усами (Гравюра Г. Доре. 1862 г.).

Именно таким все последующие поколения будут его себе представлять.

MunhgauzensRА тем временем, пока наш барон отбивался от назойливых посетителей, книгу стали переводить на другие европейские языки. И в 1791 году она впервые появилась в России под названием «Не любо – не слушай, а лгать не мешай». Как видите, нашего реального Мюнхгаузена постигла участь «испорченного телефона»: каждый, кому попадались его истории, так и норовили что-то добавить к ним. А тем временем здоровье «реального» барона становилось всё хуже. И в 1797 году «честный лгун» умер…

Немалой популярности в СССР этому персонажу принес Корней Чуковский. Он не только пересказал для детей похождения барона, оставив в ней все только самое смешное и веселое, но и изменил написание его фамилии для более легкого произношения, выкинув букву «г». Получился просто Мюнхаузен, и с тех пор ее полюбили миллионы мальчишек и девчонок, а также их родители. В нашей стране издавались книги, снимались фильмы и мультфильмы. Самым известным отечественным фильмом о Мюнхаузене считают романтическую историю Марка Захарова, многие реплики из которой цитируют и поныне.